Wolf`s Saga

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Wolf`s Saga » Земли Мидгарда » Заброшенная берлога медведя


Заброшенная берлога медведя

Сообщений 1 страница 22 из 22

1

Серый пес поселился в просторном логове, которое вероятнее всего раньше принадлежало медведю. Поваленное дерево закрывает вход в Логово от посторонних глаз, но если знать, то забраться туда не составляет труда. Опавшая листва и мох составляет подстилку на земле, а земляные своды не позволяет холоду сковать сердце зверя льдом. Пещера достаточно просторная, но сужение к противоположному от входа краю позволяет залечь там спать и не замерзнуть даже в лютый мороз.

---> Тропа в Лесу

Ты наконец дошел до логова, и внимательно осмотревшись по сторонам скользнул внутрь. Лапы скользнули по обледенелым листочкам, но ты удерал равновесие и наконец забравшись в дальный конец пещеры спернулся клубком. Азиаты могли держать даже в короткой шкуре до пятидесяти градусов, но ты был голоден, лапы гудели от бешеного бега. Прикрыв глаза ты попытался уснуть, но дрожь от холода и усталости не покидала тебя.
Ты спрятал морду в серую, серебристую на свету шкуры, размышляя обо всем, что произошло с тобой за последние дни.
Проводник, что выводил тебя из вольера, передав тем людям улыбался, а ты - ты не знал,ч то будет дальше - единственного человека, которому ты верил рядом не было... Ты скучаешь - очень скучаешь по ней, но пока ты не можешь ничего сделать.
Этот чертов поезд, тряска - недостаток еды казалось окончательно вымотает тебя, но нет, ты сбежал, сбежал тогда, когда нужно было наверное остаться в людьми, быть может эта дорога бы снова привела тебя к той девушке, в которой ты признал Хозяйку. Но что-то внутри тебе подсказало, что ты сделал правильный выбор, а слушать внутренний голос ты считал вернум, и не собирался отступать от этого правила.
Наконец ты задремал, не беспокоясь о том, что твой сон могут нарушить незванные гости, но все тот же верный союзник - разум подсказал, что не зря Серый Кардинал вожак стаи Мидгарда, а значит бесчинства не допустит.

Отредактировано Шайтан (2009-02-25 12:50:46)

2

Был уже вечер, когда ты наконец проснулся. За входом в пещеру бушевал ветер, бросая клочья колючего снега. Но ты был не из пугливых - непогодой сбить тебя с пути вряд ли можно было. Потянувшись ты выбрался из берлоги медведя, которую окрестил свой пещерой, если конечно не появится бывший владелец, и не захочет предъявить свои права на жил. площадь, столь понравившуюся тебе. Ступая мощнми лапами по белоснежному снегу, ты щурился от кольчьих хлопьев, но продолжал идти по лесу. В желудке урчало - ты не ел уже больше трех дней именно по этому решил еще больше приблизиться к природе, попробовав поохотиться. За свою жизнь тебе никогда не было нужды выслеживать дичь, и этот навык с детства был не привит. Ты привык к тому, что мясо появляется в миске, а сейчас миски не было и людей рядом не было.
Разум настойчиво твердил тебе о том, что в своем неумении охотиться ты беспомощен...
- Главное перед Кардиналом не опозориться, - вряд ли серому вожаку на его территории понравится пес - обуза для стаи, не умеющий выжить в лесу.
Принюхавшись ты кажется поймал фортуну за хвост, вот только зверек этот оказался скунсом и лучше бы ты не хватал этот хвост удачи...
Почуяв присутствие зайца, ты двинулся повинуясь инкстинкту, и вот наконец впереди, не так уж и далеко замоячил косой. Проголодавшись ты рванулся вперед, совершенно не заботясь о том, что твоя жертва, которую ты уже воображаемо съел, заметила тебя и унеслась прочь. Ты же выругавшись похлеще, чем пьяный прапорщик провалился в снег по шею и увяз, провожая дичь взглядом.

---> Темная поляна

3

--Тёмная поляна--

Вот и добрались два могучих зверя до большой берлоги, которая, казалось, была брошена своим постояльцем. Рабис прошла к самой дальней стене. Благо место было много и не приходилось складываться пополам, а можно было свободно улечься, не испытывая сковывания движений. Белая обвила взглядом Шайтана.
- Рабис, - сухо сказала она, вспоминая, что особого приветствия между ними и не было.
Отряхнувшись от снега, который налип на белую шерсть, волчица приняла сидячее положение, обвив лапы хвостом - эдакая привычка. Холодный взгляд в очередной раз прошёлся по псу, после чего белая отвернулась. Только сейчас она разглядела, каким на самом деле красивым был пёс: широкая грудь, сильные лапы, медвежья голова, упругие бока. Наверняка он был истинным представителем своей породы и ценился людьми. На морде взыграла кривая ухмылка. Раз он здесь, значит не очень-то и ценился.
Работу мыслей в голове прервала боль в желудке, напоминающая, что пора хоть что-то положить в него. Вспомнив ужас, который твориться на улице, Рабис понимала, что сейчас врятли что-то сумеет поймать и в любом случае придётся ждать хоть какого-то успокоения в погоде. А сейчас придётся давиться слюной и дремать под "надзором" волкодава.

4

---> Темная Поляна

- Рад знакомству, - ты спокойно смотрел на волчицу, словно не было это вековой вражды между вашими предками, словно не было разделения на Волк и Волкодав, словно вы знали друг друга уже много лет. Белоснезная волчица, вставшая бок о бок с вожаком, на которую ты смотрел снизу вверх стоя на возвышении на деле оказалась лишь чуть пониже тебя, а значит напорядок превосходила в холке сук породы Алабай. Вот только в ширине лап и груди вашему племени Рабис явно была не соперница, скорее даже в этом обна была твоей противоположностью - жилистая, с узкой грудью, но в тоже время не понятними тебе привлекательными чертами, что делали её облик неповторимым.
- Из разведения бы точно исключили, - пошутил ты про себя, вспомнив каких обычно сук подбирали для вязок.
- Тихо здесь, уютно, хотя не так уютно как дома, - при воспоминании о доме что-то шевельнулось в душе, что-то, что люди привыкли называть грустью и тоской.
Ты вспомнил о вечерней кормежке - сейчас как раз бы подошла твоя очередь и проводник бы занес в вольер миску еще теплой каши с кусками мяса и обязательно большую кость, на которую даже у тебя ушло бы часса два не меньше, на то собственно и расчет. От таких воспоминаний слюни едва ли не текли изо рта и ты поспешил облизнуться, запоздало подумав насколько хищнечески это должно было выглядеть со стороны - облизывающийся волкдав.
- Надеюсь она не решит, что я её сюда привел потому что голоден...
- Давно не ел, - ты вообще был сегодня не слишком сговорчив, по этому это были сухие отрывки фраз, просто констатация факта - не более того.

5

"Дома..." - Повторила белая про себя и на измазанной чужой кровью душе стало тоскливо.
Понятие "дома" было давно забыто, и как бы то ни было она об этом сожалела. Сожалела, что всё так вышло в её жизни. Однако, прошлого не вернуть и приходилось жить дальше, а ради чего? Ни смысла, ни цели не было. В поисках чего-то нового белая пришла сюда, и что же нашла здесь? Пса, в котором заложено уничтожение волков и две стаи, ведущие какую-то немыслимую вражду. Ещё сестру. Пожалуй, это была лучшая находка, о которой Рабис и думать не могла. Казалось бы такие разные и внешне, и по характеру, но они отлично ладили и белая стопроцентно доверяла ей, как ни доверяла никому. И сейчас она изредка поглядывала на вход в большую берлогу, всё-таки надеясь увидеть родной чёрный силуэт.
- Аналогично, - отозвалась Рабис на реплику о еде.
Как вышло голодала не только она. Однако Шайтан выглядел вполне здорово, а белая же не хило отощала, что при взгляде на свои бока могла смело пересчитать рёбра. Ну а раз уж она осталась здесь, придётся приходить в форму, кому нужны полудохлые бойцы?

6

- Давно ты в стае? - вид у волчицы надо сказать был совсем не сытый и ты искренне сомневался в том, что Кардинал бы позволил своим волчицам так отощать, в конце концов даже если ты - никудышный охотник сумел увидеть зайца в такой буран, значит дичь здесь все таки была.
- В чем же тогда причина? - ты задумался, приготовясь слушать волчицу.
- Странная она, не такая как остальные, - ты вспомнил встречу у подножия горы.
Не смотря на то, что волчица встала вок о бок с вожаком, что противоречило всем каноном собачьей стаи, ты напомнил себе, что вероятнее у волков на этот счет были свои законы и тебе - псу, с прозвищем Волкодав, лезть в это не стоило.
- В чужой монастырь... - известная поговорка, и тебе даже не пришлось её закончивать - в конеце концов это было обращение к самому себе, а не к собеседнику.
- Уляжется метель было бы здорово что-нибудь поймать, - это ты уже сказал в слух, надеясь, что волчица составит тебе комнанию, ибо иначе ты останешься голодным, а после и вовсе сдохнешь, как собака, хотя это и каламбур.

7

Разговор не получался, и это было очевидно. Шайтан пытался его развить, белая же в свою очередь пресекала все попытки диалога. Её начало клонить в сон, ведь не спала она ровно столько же, сколько и не ела. В двух словах, капитально себя запустила.
- Ровно столько же, сколько и ты, - теперь уже более спокойно ответила она, плавно вытягивая лапы вперёд, принимая таким образом положение сфинкса.
Тяжёлые веки опускались на глаза, голова отказывалась совершать какие-либо мыслительные процессы. Организм требовал отдыха, и Рабис особо не противилась. Положив морду на лапу, она закрыла сине-голубые глаза и шумно выдохнула. Лишь после этого добавила:
- С утра на охоту, а сейчас, извини, мне нужен отдых, - голос прозвучал не громко, но пёс конечно же всё слышал.
Как обычно по привычке Рабис обвила себя пушистым хвостом. В логове было не так уж и холодно, но несмотря на это её пробила сильная дрожь и она стала трястись, как кленовый лист на ветру. Но сейчас даже это не могло помешать ей погрузится в страну снов.

8

Ты видел, что волчица устала и мысленно выругал себя за навязчивость. Волчице было холодно, не смотря на то, что ветер не задувал в пещеру, да и земля не такая промерзшая, как под слоем снега. Ты задумался, будь ты в такой ситуации в питомнике - дома, ты бы подошел ближе, лег рядом и попытался хоть как-топомочь сограться. Но как на это может отреагировать волчица - ты не знал. В конце концов не воспримет ли, как проявление любви и ласки? Быть нежным ты вряд ли умел, трудно уметь то, чего ни разу не пробовал, не было случая, не смотря на твой возраст.
Ты никогда не делил тех, кому нужно помочь, по принципу наравится - не нравится, просто ты руководствовался скорее собственным мнением и делал выводы уже по ситуации. Вздохнув, ты встал со своего места. Рабис уже спала, и ты подойдя ближе, лег рядом, пытаясь согреть волчице.
Внутренний голос подсказал, что так ей будет теплее, ветер, что мог попасть в пещеру от входа теперь не достигал бока белоснежной волчицы, ты стал живым пушистым барьером от холодных порывов. Твой правый бок согревал тело волчицы и сейчас, было прекрасно видно, что вы почти одного роста. Ты положил голову на лапы и задремал. Царстов Морфея гостеприимно отворило двери для вс обоих, но вот что могли видеть Волк и Волкодав?

9

Пробуждение Рабис пришло с приближением рассвета. Волчица распахнула сине-голубые глаза и огляделась. Только сейчас она заметила под боком волкодава и от этого резко вскочила на лапы, отпрыгивая в сторону. Славно же она поспала, раз не почувствовала теплоту собачьего тела.
"Просто прекрасно..." - Фыркнула волчица, смотря на спящего Шайтана.
Внутри таилась какая-то обида на саму себя, вот только Рабис не могла понять откуда появилось это чувство. Уж не из-за Тынграя ли? Перед глазами появился образ могучего волка с суровым взглядом, но тут же развеялся, так и не приняв чётких очертаний.... Желудок громко заурчал напоминая, что пора на охоту, но что можно поймать в одиночку? Волчица посмотрела на вход в логово - пурга почти улеглась, но ветер по прежнему завывал не желая успокаиваться.
"Лучше на охоту, чем находиться здесь..." - Она последний раз бросила взгляд на Шайтана и без шумно вышла из берлоги, которая нынче сослужила домом.
Путь лежал в глубь леса, где можно было раздобыть зайчатину.

--Сердце леса--

10

--Сердце леса--

Не так давно ушедшая волчица вновь показалась в входной арке логова. С зубах болтались два зайчонка-беляка, шерсть которых уже окрасилась в алый цвет. Шайтан всё ещё спал, и Рабис, не желая его беспокоить, решила устроиться у стены напротив. Осторожно ступая по каменистому полу, стараясь как можно меньше стучать когтями, она тормознулась возле спящего пса и бросила рядом с ним тушки, после чего прошла дальше. Могла бы съеть их сама, да зайчатину не слишком жаловала. К тому же Шайтан тоже был голоден - выходило как-то не красиво. Правда такому здоровому псу эти зайчата мало что дадут, но всё-таки... Поймать в одиночку что-то большее не было возможности, да и стояла зима.
Растянувшись вдоль холодной стены, Рабис положила окровавленую после завтрака морду на лапы. Глубокий выдох поднял облако пыли, которая осядала на полу. Спать не хотелось, поэтому она просто лежала, погрузившись в свои мысли. В глазах заблестела грусть и тоска - так часто бывает, если белая начинает думать о прошлом или же наоборот о будущем. Казалось бы в ней присутствовали ноты пессемизма, но ошибётся тот, кто подумает так. Она была самой настоящей реалисткой, которая смотрит на мир ясными глазами, а не сквозь серую пелену.

11

Ты бежал по лесной тропинке, рядом бежала девченка, веселым голосом, подбадривая тебя, вы бежали в гору, радуясь встречному ветру и этой свободе, что объединяла вас - этим эмоциям и ощущениям. Ты залаял и она снова рассмеялась. Подъем в гору, а потом снова спуск - впереди речка и вы с разбегу забегаете в ледяную воду, ты сначало хотел притормозить - все таки ты был не фанатик водных процедур, но команда: "Вперед" и забежавшая в речку по колено Хозяка заставили тебя с берега плюхнуться в холодный поток, распугав мальков рыбы. Она снова смелась над тобой и принялась бразгать водой, на что ты ответил веселым лаем и скачками по воде, окатив её ледяными брызгами с головы до ног.
Вы были счастливы, лучшего времени в твоей жизни не было, и ничто не сможет заменить те эмоции, что вы дарили друг другу - ничто...

Ты проснулся, удержавшись от того, чтобы с рычанием вскочить на четыре лапы. В нос ударил запах мяса, свежего мяса, затем ты увидел двух мертвых зайчат и только потом понял кто их тебе принес. Волчица, та самая, белоснежная, что стояла подле вожака. Рбис, которую ты нашел в лесу и позвал в пещеру, лежала сейчас возле стены.
- Спасибо, но чем обязан? - наконец ты подал голос, сев возле стены, оставив зайчатину у свои лап.

12

Рабис даже не подняла головы, завидев, что пёс проснулся. Полные печали глаза были опущены в каменистый пол и разглядывали тающую узористую снежинку, которую задуло в логово ветром. Она медленно теряла форму, исчезала, и через несколько секунд на её месте остались лишь хрустальные капельки воды. Только после этого белая подняла взгляд на Шайтана.
- Заплатишь потом, - сухо ответила она, ударив хвостом по полу. Скорее произвольно, нежели это было чем-то вызвано.
Если пёс откажется от мяса в любом случае оно не пропадёт. Впервые белая позаботилась о другом существе, вот только не знала так ли она сделала. Не распознает ли он в её действиях нечто иное, чем просто забота об одностайнике?
"О, Волк! Рабис, откуда в твоей башке такие поганые мысли?" - Рассмеялся внутренний голос, и волчица отвела взгляд.
Второе Я просыпалось всегда во время, понукая белую на дела тёмные. Но сейчас всё изменилось и голос этот был лишь отголоском тьмы внутри неё, и не более того. Раньше она думала, что слушая его поступала верно, но он вывел её на дорогу террора, открыв врата в Ад. Грехам прошлого не было счёта.

13

Ты снова посмотрел на волчицу, затем на мясо, выбрав зайца, что был брошен у твоих ног, ты наклонился и подкинув тушку в воздух сработав челюстями раздробил кости внутри несчастного зверька, что наверняка уже бежал по радужнуму лугу, на встречу мечте.
Ты справедливо заметил, что есть лежа на полу удобнее, хотя на питомнике ты привык стоя, но так было больше удовольствия. Заглатывая куски нежного заячьего мяса, почти не замечая костей ты с благодарностью посмотрел на волчицу.
- А ты чего? - вопрос можно было трактовать, скорее как:
- Почему ты не еш своего зайца? - ты сделал вывод из того, что зайчат все таки было двое и их в пещере тоже двое.
Мясо было вкусное, а для голодного огромного пса как ты, поистине великолепным.
- Спасибо, выручила, - ты улыбнулся Рабис, облизнув окровавленные брылья.

14

- Я поела в лесу, - ответила волчица, не поворачивая морду.
Она по прежнему смотрела в никуда и видела то, чего не мог видеть Шайтан. Это был только её мир, где не было никого кроме неё самой. И тишина... Режущая уши тишина, доказывающая, что ты один и никто никогда тебе не поможет. А нужна ли ей помощь? Нет, белая никогда не принимала её, даже тогда, когда лишилась опоры, но добрая волчица Якут, искренне верящая, что белый демон может и измениться в лучшую сторону, выхаживала её день за днём. А чем заплатила Рабис? Заплатила тем, что навлекла беду на не совершающее зло существо, верящее во что-то большее чем кровопролитие. И так было со всеми, кто пытался помочь Белой Смерти очистится от тьмы и безумства. Она хотела умереть, но смерть, шедшая за ней по пятам, никогда не догоняла её. Она хотела заставить волчицу страдать, а после свести с ума. Наверное так оно и будет и рассудок Рабис в скором времени пошатнётся. Тогда она пойдёт в горы, где и найдёт успокоение... Но разве найдут успокоение волки, чьих сынов она отправляла под вражеские клыки? Чьи изуродованные тела исклевали жадные вороны? Нет, они всегда будут помнить белую тварь, лишившую их будущего и от этого сердце в груди разрывалось и хотелось выть, выть, выть...

15

Задумавшись на несколько мгновений ты все же решил поступить со вторым зайченком так же как с прошлым. Челюсти клацнули в воздухе, дробя косточки жертвы и ты снова лег на пол пещеры, продолжая поглощать нежное мясо.
В питомнике ты привык к говядине и каше, зайчатина же была новинкой, но это не смутило тебя, в конце концов - это была еда - как раз то, что так настойчиво требовал твой организм.
Покончив с мясом ты облизнулся и потянулся, как тебя учили, словно выполняя команду поклон.
Сейчас ты был весьма доволен но вот что делать дальше было загадкой. Волчица была молчалива, и будь она не хищником, а человеком ты бы сказал, что на душе скребут кошки.
Ты был не из тех, кто любит копаться во внутренних терзаниях, даже своих, а чужих и подавно, по этому решил, что если Рабис захочет поговорить на эту тему - она первая и начнет.
Вообще женщины, по своей натуре весьма странные существа - часто в них нет выдержки и она непредсказуемы, по этому за лишние вопросы можно и по голове получить. Портить самому себе положительный настрой не хотелось, по этому ты просто сказал:
- Нус... - с вопросительной интонацией, ожидая от волчицы тактики дальнейших действий.

16

Холодный, ничего не выражающий взгляд медленно поднялся на Шайтана. Она не говорила, а просто смотрела в большие, чистые глаза, пытаясь передать ему ту боль, грусть и печаль, которая грузом лежит на гнилом сердце. Поймёт ли это пёс Рабис не знала, да и не надеялась. Что слова? Они ни что, так зачем говорить то, что давно потеряло всякий смысл для белой? Излив душу серому в груди не полегчает, а при воспоминании станет ещё тяжелее, будто переживаешь это снова. Кому нужны чужие проблемы? Кого заботит чужая участь? Да никого. Жалость - это всё, на что способны окружающие, а Рабис презирала жалость и существ, которые её испытывают. И это ещё одна причина, по которой было необходимо переключиться на другую тему и отправить воспоминания о прошлом в самый дальний угол своего разума...
Пауза затянулась и теперь лишь подвывающий ветер было слышно в каменистых стенах брошенного логова. Происходящее стало угнетать и надоедать. Казалось бы она только пришла сюда, а уже хотелось сменить обстановку. Так было всегда и поэтому Рабис не могла "найти" свой дом ибо нигде на долго не задерживалась. Мысль об этом подтолкнула на вопрос.
- Скажи, пёс, - неторопливо произнесла она, резко подняв голову. - Как ты умудрился оказаться в лесу? Уж явно не по своей воле, не так ли?
Вопрос прозвучал суровее, чем хотелось бы, а в голосе прозвенела сталь, требующая конкретного ответа на вопрос.

17

Рабис посмотрела на теюя, и от чего-то стало холодно, нет - ни ветер с новой силой бушевал за входом в логово, стало холодно на душе. Больно, как будто сотни тонки игл разом вонзились в плоть и медленно движутся к сердцу. Больно, словно ты опять потерял ту, что любил, пусть даже дувушка и была человеком, а не собакой. Ты чуть заметно нахмурился, силясь понять от чего же такие эмоции в душе белоснежной волчицы.
Ты был из тех, кто не привык делиться своими переживаниями с другими, но порой одного взгляда в глаза собеседника хватало, чтобы понять, что на самом деле его волнует сейчас. Спрашивать же смысла не было, хотя ты и отметил про себя, что нужно будет узнать, что так гнетет волчицу, но позже - всему свое время.
Рабис решила сменить тему, но в тоже время показалось, что не об этом она хочет поговорить, но тем не менее скакать от вопроса к вопросу ты не собирался, опять же - всему свое время.
- Скажи, пёс, - это обращение было тебе не в новинку и ту чуть заметно улыбнулся, садясь на пол, вспомнив, что так тебя называла Хозяйка.
Тем временем волчица задала вопрос, на который ты бы и сам хотел знать ответ, хотя конечно постановка у тебя была несколько иная.
Ты не знал куда тебя везли и зачем, не знал так же, что стало с теми людьми, но сейчас это было не важно.
- Меня везли в машине, куда не знаю, потом я помню визг тормозов - машина перевернулась - клетка открылась, так я и ушел, а дальше ты знаешь - я набрел на вас у подножия Гор, да и собственно цель у меня одна - хочу вернуться домой...
- Домой...
- ты повторил это два раза, словно не хочешь забывать что это значит.
- Не по своей воле уж подавно, но и не по прказу, те люди никто мне, просто провожатые, - за свою относительно недолгую жизнь ты научился делить людей по категориям - и те двое в грузовике относились к виду - забыть как только расстанешься.

18

Рабис старалась как можно внимательнее вслушиваться в слова пса, но его рассказ оказался коротким. Смысл вытекал лишь один - он собирался вернуться домой. Белая шумно выдохнула. Всякий нуждался в доме и не было в этом мире исключений - матёрый воин ты али отъявленный убийца-головорез.
- Раз хочешь вернуться домой, чего же тогда медлишь? - Спросила волчица, спокойно глядя на волкодава. - Весна приближается, реки просыпаются - сгинешь. Лес тебе не город, а обитатели его - не люди. Здесь каждый камень таит опасность, а смерть можешь принять от того, от кого её и вовсе не ждёшь.
Выступать кем-то вроде нравоучителя не хотелось, но вышло, пожалуй, именно так. Просто слова выливались друг за другом и Рабис не пыталась их оборвать. Изогнувшись не хуже кошки, она потянула заднюю лапу к правому уху и стала чесать, пока противный зуд не унялся. После этого она вновь заняла позу сфинкса, скрестив мощные передние лапы. Наклонив морду на бок, белая подняла одну бровь и повела ушами в ожидании того, что в ответ скажет Шайтан.

19

А вот теперь ты в который раз задумался над тем - нужно ли возвращаться туда, ждут ли тебя там? Что-то подсказывало - дут, но вторая половина сознания настойчиво твердило, что не зря тебя сюда судьба забросила, ох не зря. Ты нахмурился, придаваясь размышлению - самое сложное, когда не можешь договориться с сами собой, когда внутренний голос, разум, сознание, мудрость, как персонажи известной сказки - лебедь рак и щука тянут теяб в разные стороны. Выхода из этого не было и ты встряхнул головой, прогоняя наваждение.
- Мне пока некуда торопиться, а весна - не первый год на свете живу, чтобы рек бояться, да скал.
- Бойся удара в спину - так говорили у нас, так что непогода и природа мне не помеха, - ты улыбнулся и тут же вспомнил, что даже зайца поймать не смог.
Пересилив таки желание остаться в глазах белоснежной волчицы мудрым псом, хотя как ты выглядел в её глазах - точно сказать не мог, но хотелось тешить себя подобными иллюзиями, в конце концов, а почему бы и нет, ты все таки произнес:
- Но вот если ты поднатаскаешь меня в плане охоты, то думаю с проживание в лесу у меня проблем не возникнет, - ты выжидающе посмотрел на Рабис, а вдруг засмеет, или вовсе откажет. Не к Кардиналу же идти в ученики проситься...

20

Рабис усмехнулась и на морде появилась кривая улыбка, показывающая белоснежные клыки, которые виднелись из под губ. Интересный же, однако, поворот событий.
- Зачем мне учить тебя? - Несколько лукаво спросила волчица, глядя на пса, решившего временно побыть в волчьей шкуре.
Дело да же не в самой белой, а в принципе. На кой чёрт волку обучать того, кто давил их веками и будет давить? Обучать врага, даже такого, волчьим премудростям - абсурд. Как только эти мысли пробежали в голове всплыли следующие аргументы. Они в одной стае, а как там гласит закон? Помоги соратнику, нуждающемуся в помощи, что бы он в следующий раз помог тебе? Бла-бла-бла. Такие сказки рассказывают старые волчицы глупым щенкам, которые с упоением, навострив большие уши, слушают говор седой и много повидавшей в своей жизни самки. И они будут верить своими маленькими и чистыми сердечками в это, то тех пор пока не окажутся в подобном положении. И вот когда предстоит выбрать их двух троп одну, каждый вспомнит слова своей сказительницы и выберет Светлую тропу - тропу дружбы, любви взаимопомощи, на которых по её словам строится весь мир. Но так ли это на самом деле? Рабис едва заметно покачала головой в ответ на свои же раздумья. Мир наш стоит на боли, страданиях и утратах, где нет любви и никому мы не нужны - звёздам нет до нас дела.

21

Ответ затянулся, как и тишина, окрущающая волкодава и волчицу. За пределами логова стало темнеть и вдруг неожиданно захотелось бежать отсюда как можно дальше, где нет никого - только небо, да звёзды над головой - полная свобода. Но как сказал один мудрый зверь - никто из нас никогда не будет абсолютно свободным, как бы мы того не хотели. Это действительно так, но вот только белая так не считала. Она уверенна, что никого и ничего над ней нет. Так ли это? Кто знает... Быть может она когда-нибудь найдёт ответ. А сейчас же она хотела уйти из этого поганого логова, да поскорее, что вы встретить ночь где-нибудь под луной. Стихия давно стихла, так что угроза быть заметённой была исключена. Поднявшись на упругие лапы, Рабис выросла во весь рост.
- До скорого, охотник, - лукаво бросила она, остановившись у входа, и спустя минуту вынырнула наружу.
Только сейчас она осознала, что её мучает жажда. Необходимо было найти ближайший водоём. А есть ли он тут вообще? Волчица остановилась и навострила треугольные уши. Журчание. Едва различимое журчание в нескольких десятках метров. Ни секунды не медля Рабис пустилась тяжёлой рысью в сторону хрустального звука.

--Родник--

22

Ты промолчал, нет, совсем не потому, что тебе нечего было сказать, просто не хотелось ничего говорить - еще одна твоя странность, однако не мешающая жить и часто радоваться жизни. Ты вздохнул, и посмотрел вслед волчицы по имени РАбис, произнеся в пол голоса:
- До встречи, белая волчица, - ты точно знал, что вы встретитесь, притом ни раз и не два.
Сейчас ты не был голоден, а вне пещеры было много снега, чтобы утолить жажду, по этому ты решил найти Кардинала, все таки твое положение в влчьей стае было совсем неопределенное, а ты не любил неопределенность. Хотя кому по сути какое дело чт о ты любил, а что нет. Чуть поведя плечами, разминая позвонки шеи ты вышел из пещеры и направился западнее следов, оставленных Рабис.
Мощные лапы плавно ступали по снегу, ты умел ходить почти тпак же бесшумно, как лесные родичи, хотя по внешнему виду нельзя было сказать об этом свойстве. Ты казался грузным, порой неповоротливым, но это не было правдой - внешность обманчива - как говорят люди.
---> На поиски Кардинала


Вы здесь » Wolf`s Saga » Земли Мидгарда » Заброшенная берлога медведя


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2019 «QuadroSystems» LLC